Подводные истребители

Беспилотный самолет-субмарина The Cormorant, разработанный
компанией Skunk Works (США) и испытанный в виде полноразмерной модели в
2006 году. Все подробности об этом проекте скрываются под грифом
«совершенно секретно»

Летно-тактические характеристики ЛПЛ

Экипаж: 3 чел. // Взлетная масса: 15 000 кг // Скорость полета: 100
(~200) уз. (км/ч) // Дальность полета: 800 км // Потолок: 2500 м //
Кол-во и тип авиамоторов: 3 x AM-34 // Мощность на взлетном режиме: 3 x
1200 л.с. // Макс. доп. волнение при взлете/посадке и погружении: 4–5
баллов // Подводная скорость: 4–5 узлов // Глубина погружения: 45 м //
Запас хода под водой: 45 миль // Подводная автономность: 48 ч //
Мощность гребного мотора: 10 л.с. // Продолжительность погружения: 1,5
мин // Продолжительность всплытия: 1,8 мин // Вооружение: • 18-дюйм.
торпеда: 2 шт. • спаренный пулемет: 2 шт.
 

Летательный аппарат обнаруживает противника с воздуха и наносит
дезориентирующий удар. Затем, удалившись из зоны прямой видимости,
машина садится на воду и за полторы минуты погружается на глубину в
несколько метров. Цель уничтожается неожиданным торпедным ударом. В
случае промаха аппарат за две минуты поднимается на поверхность и
взлетает, чтобы повторить воздушную атаку. Связка из трех подобных машин
создает непроходимую преграду для любого неприятельского корабля.
Такой видел свою летающую подводную лодку конструктор Борис Петрович
Ушаков

Конечно, такой проект не мог не появиться. Если есть
автомобиль-амфибия, почему бы не научить самолет погружаться под воду?
Все началось в 30-е годы. Курсант второго курса Высшего военно-морского
инженерного училища им. Ф.Э. Дзержинского (Ленинград) Борис Петрович
Ушаков воплотил на бумаге идею летающей подводной лодки (ЛПЛ), или,
скорее, подводного самолета.

В 1934 году он предоставил объемистую папку чертежей вместе с
рапортом на кафедру своего вуза. Проект долго «ходил» по коридорам,
кафедрам и кабинетам училища, получил гриф «секретно»; Ушаков не раз
дорабатывал схему подлодки в соответствии с полученными замечаниями. В
1935 году он получил три авторских свидетельства на различные узлы своей
конструкции, а в апреле 1936 года проект был отправлен на рассмотрение
Научно-исследовательского военного комитета (НИВК, позже — ЦНИИВК) и
одновременно в Военно-морскую академию. Большую роль сыграл подробный и в
целом положительный отчет о работе Ушакова, подготовленный капитаном I
ранга А.П. Суриным.

Лишь в 1937 году проект был завизирован профессором НИВК начальником
кафедры тактики боевых средств Леонидом Егоровичем Гончаровым:
«Разработку проекта желательно продолжить, чтобы выявить реальность его
осуществления», — написал профессор. Документ также был изучен и
одобрен начальником НИВКа военным инженером I ранга Карлом
Леопольдовичем Григайтисом. В 1937-1938 годах проект тем не менее
продолжал «гулять» по коридорам. Никто не верил в его реальность.
Сначала он был включен в план работ отдела «В» НИВК, куда по окончании
училища поступил Ушаков воентехником I ранга, затем снова исключен, и
молодой изобретатель продолжал работы самостоятельно.